Неудавшийся переворот

Октябрь 28, 2019

Двенадцатая в серии  духовных революций, стоявших за падением коммунизма тридцать лет назад.

Празднование тысячелетия христианства в Советском Союзе в 1988 году стало главным катализатором, ускорившим конец как коммунизма, так и советской империи.

В 988 году, после объединения нынешних Беларуси, России и Украины, великий князь киевский Владимир Святославич обратился из славянского язычества в христианство. Большой скульптурный памятник святому Владимиру высится на берегу Днепра в Киеве недалеко от места, где князь крестился.

В апреле 1988 года генеральный секретарь Коммунистической партии Михаил Горбачев ответил согласием на просьбы православного патриарха Пимена вернуть церковные здания, вновь открыть монастыри и ослабить ограничения свободы совести и вероисповедания. Взамен Горбачев хотел, чтобы христиане поддержали его политику перестройки, гласности и демократизации. После своего избрания в 1985 году он вынужден был произвести серьезные изменения в связи с ослаблением советской системы и попытался продвинуться к «социализму с человеческим лицом». Он также согласился с необходимостью положить конец холодной войне, поскольку Советский Союз должен был инвестировать 20 % своего ВНП в оборону, в то время как инвестиции США и европейских стран составляли соответственно 6% и 3-4%.

В 1988 году он писал о необходимости «духовно поднимать человека, уважая его внутренний мир и наделяя его моральной силой». Мать Горбачева, православная верующая, крестила его в детстве. Его дедушка и бабушка прятали иконы под фотографиями Ленина и Сталина. Интервью 1992 года показало его открытость к людям веры, когда он сказал: «Я атеист…, но долгое время находил утешение в Библии. Пренебрежение религиозным опытом означает большие потери для общества». Он знал, что для успеха перестройки ему нужна поддержка христиан.

 

Открытая дверь

Возможно, он открыл дверь больше, чем хотел. В тот знаменательный год в Советском Союзе собрались христианские лидеры со всего мира, среди которых была и большая делегация Ватикана. Мировое сообщество наблюдало за выступлением президента Рейгана, который во время посещения отреставрированного Данилова монастыря, духовно-административного центра Русской православной церкви на берегу Москвы-реки в Москве, говорил о свободе вероисповедания. Тем летом тысячи баптистов и других верующих собрались в Киеве на месте крещения Владимира. Церкви были переполнены, верующих просили освободить место для неверующих, чтобы те могли сидеть внутри храмов. Тысячи людей пошли вместе в центр города, где, собравшись вокруг памятника Ленину, совершили молитву. Во время восьмидневного празднования в столице Молдовы толпы людей собирались на евангелизационные мероприятия, проводимые в театрах. В те дни многие впервые услышали Евангелие, проповедуемое свободно, и тысячи людей открыто исповедовали свою веру тем летом.

Неофициальный юбилейный комитет во главе с известными религиозными диссидентами призвал освободить всех узников совести, принять законы,  гарантирующие свободу совести и вероисповедания, и разрешить проводить семинары во время празднования. На удивление, их просьбы были удовлетворены. Христиане были восстановлены в сфере здравоохранения, политические и религиозные заключенные были освобождены, ускорилась эмиграция жертв религиозного преследования, церковные здания были вновь открыты. Несмотря на эти новые свободы, местами все еще продолжались расправы и насилие.

Украинская католическая церковь, также называемая греко-католической (католическая церковь восточного обряда), стала для украинцев центром сопротивления советской и российской гегемонии, подобно тому, как с шестнадцатого века она является буфером между православной и католической церковью. В Киеве толпы людей, выражавших религиозное рвение и националистический пыл, собрались в поддержку церкви. В июне 1989 года их было 100 000, а уже в ноябре это количество удвоилось и составляло 200 000 человек.

В том же месяце Горбачев встретился с Иоанном Павлом II, который обратился к советскому лидеру на русском языке: «Необходимо достичь свободы, демократии, общества, которое уважает людей как высшую ценность. Необходимо дать людям возможность выбирать, в том числе выбирать религию».

 

Переворот

Несмотря на то, что для ГДР, Польши, Венгрии, Чехословакии, Румынии и Болгарии 1989 год был годом решительного разрыва с советской гегемонией, независимость к советским республикам пришла лишь два года спустя. Прибалтика, а также Армения и Грузия вырвались из-под советской власти, и даже Российская Республика при Борисе Ельцине ограничила советский контроль, провозгласив свой суверенитет в июне 1990 года.

В августе 1991 года вице-президент Геннадий Янаев возглавил группу непримиримых коммунистов, желающих восстановить марксистский контроль в старом стиле. Пока Горбачев был в отпуске в Крыму, они сообщили, что он болен, и объявили чрезвычайное положение. Они приказали танкам и войскам окружить «Белый дом» (здание парламента в Москве), вновь ввели ограничения для прессы, запретили демонстрации и объявили комендантский час.

Однако тысячи людей забаррикадировались в «Белом доме», и Ельцин приказал войскам и подразделениям КГБ отойти. Это был момент судьбоносного решения. Несколько христиан сыграли ключевую роль в убеждении армии отступить. Среди них и русский православный священник отец Александр Борисов, вновь избранный в Моссовет. Он убедил депутатов призвать войска не нападать на мирных жителей: «Вы несете ответственность перед Богом. «Не убий».

Христианский диссидент Александр Огородников, который провел девять лет в тюрьме, был одним из первых, кто с помощью письменных обращений противостоял солдатам вне стен парламента. Он и другие начали выстраивать вокруг «Белого дома» живую цепь, в которой находились Ельцин, члены его правительства и журналисты. Понимая, что танки могут легко раздавить демонстрантов, если водители боемашин подчинятся приказам,  священники совершили таинство причастия для протестующих. Огородников умолял одного из офицеров: «Не проливайте кровь наших русских людей». Ко второму дню переворота три человека погибли: кто-то от пули, кто-то под танком.

В тридцати коробках находились книги Нового Завета, которые отец Александр, облаченный в свои священнические одежды, помогал раздавать экипажам ста танков, окруживших здание парламента. Каждый раз, приближаясь к очередному танку, он осенял себя крестным знамением.

Ширинай Досова, энергичная евангелист и миссионер, которую мы с женой знаем лично, настойчиво стучала в люк танка до тех пор, пока изумленный танкист не открыл его и не увидел, что ему протягивают Библию. «Ты собираешься нас убить? — спросила Ширинай.  — В этой книге сказано, что ты не должен убивать!»

Когда на вторые сутки в полночь здание парламента отключили от электроснабжения, атака казалась неизбежной. Но рассвело, а штурма и не последовало. Вместо этого танки и войска отошли. В течение 48 часов все лидеры переворота были арестованы. В  декабре СССР прекратил свое существование, вместо него было создано Содружество Независимых Государств.

Позже главный прокурор, расследовавший попытку переворота, признал победу в этих событиях за Ельциным и безоружными защитниками Белого дома. Совесть восторжествовала над танками.

До следующей недели,

 




Добавить комментарий