Когда мир замирает

Март 16, 2020

Как может измениться мир всего за несколько дней!

По мере того как к концу прошлой недели в мире начали осознавать серьезность ситуации, все больше и больше правительств стали объявлять о все более жестких мерах по борьбе с распространением вируса COVID-19. Школы, рестораны, музеи, церкви были закрыты, концерты и конференции отменены или строго ограничены в количестве посетителей, и все это осуществлялось в масштабах, больших, чем когда либо из всех, которые можно вспомнить. (Сейчас, когда я пишу это, я должен был быть на концерте St Matthew’s Passion, если бы его не отменили).

Охватив значительно больше, чем трагедия 11 сентября, коронавирус унесет намного больше жизней и поставит под угрозу гораздо больше рабочих мест в мире, чем событие, которое, по общему мнению, «изменило все»: 3000 смертей и 6000 раненых. Спустя чуть более двух месяцев после того, как вирус был впервые обнаружен в Ухане, китайском городе с населением около 10 миллионов человек, о котором большинство из нас никогда не слышали, было зарегистрировано более 160 000 случаев заражения (более половины уже вылечились) и более 6000 смертельных исходов.

Одной из первых жертв стал д-р Ли Вэньлян, чей интернет-пост о вирусе вызвал официальный упрек, а доктор был назван «распространителем слухов». И несмотря на то, что гулявшая в социальных сетях информация о том, что доктор Ли был христианином, оказалась ложной, 34-летний врач явно был человеком жертвенным, порядочным и профессионалом.

Вспышка вируса,  которую ООН в прошлую среду объявила пандемией, принимает апокалиптические масштабы и заставляет нас копаться в учебниках истории в поисках прецедентов. В результате такого поиска открывается длинная история эпидемий и связанных с ними действий христиан.

Жизнь с риском

Библейские упоминания эпидемий: египетские казни стали катализатором исхода и окончательного рождения Израиля; Псалом 90, возможно, был написан в ответ на мор (стихи 3 и 6); Откровение 6: 8 предсказывает эпидемию чумы — чума Антонина во втором веке, унесшая одну четверть населения Римской империи, также ускорила распространение христианства. Лайман Стоун, пишущий в журнале Foreign Policy, отмечает, что «христиане заботились о больных и несли понимание того, что бедствия были не работой злых и капризных божеств, а следствием образа жизни падшего творения, восставшего против любящего Бога». Христиане обеспечивали основные потребности пострадавших, поставляли пищу и воду тем, кто слишком болен, чтобы позаботиться о себе, и часто оставались, чтобы оказывать помощь, тогда как язычники спасались бегством.

Спустя столетие чума Киприана, названная в честь епископа (умер в 258 году), призвавшего верующих удвоить свои усилия в заботе о людях, привела, как писал Родни Старк, к заметному росту христианского движения. Дионисий, епископ III-го века, описывал, как христиане «посещали больных, не думая о своей безопасности,… рискуя заразиться, ухаживали за ближними и добровольно разделяли с ними тяготы их страданий». Языческий император четвертого века Юлиан (Отступник) (331? -363) жаловался на тех «галилеян», которые заботились даже о больных, которые не были христианами.

Во времена средневековья монахи и монахини продолжали подвергать свою жизнь риску, служа больным во время чумы, как например, это делали францисканцы, изображенные на иллюстрации выше.

«Искушение Бога»

Спустя десять лет после обнародования своих 95 тезисов, Мартин Лютер сам стоял перед решением, бежать ли ему от бубонной чумы, охватившей и Виттенберг, после того, как курфюрст Джон настаивал, чтобы он и другие профессора укрылись в Йене. Его обстоятельный ответ пастору из Бреслау, спрашивающему, правильно ли христианину бежать от чумы, раскрывает реалии, с которыми столкнулся Лютер и его современники. Реформатор ответил, что лица, на которых возложен гражданский и религиозный долг, должны выполнять его, понимая, что в условиях чумы долг каждого становится крестом, «на котором он должен быть готов умереть».

Лютер также призывал верующих соблюдать требования карантина, окуривать свои дома и принимать меры предосторожности, чтобы не распространять болезнь. Не выполняя это, они бы «искушали Бога», подвергали опасности других и себя самих и таким образом нарушали заповедь против убийства и самоубийства в том числе.

Герт Гроте, осиротевший из-за чумы, когда ему было всего десять лет, умер в 1384 году после посещения заразившегося чумой члена движения «Братья Общей Жизни», которое Гроте основал. Аудиовизуальная инсталляция в винном погребе Geert Grote Huis в Девентере, Нидерланды, который является музеем, посвященным истории этого движения,  — одна из четырнадцати художественных экспозиций в городе, изображающих остановки креста в это время Великого Поста. Пятая остановка – Симон Киренеянин помогает Иисусу нести крест — показывает три видеоизображения, проецируемые на три разных экрана, отснятые из автомобиля, проезжающего по сельской местности во Франции и останавливающегося у крестов на обочинах. Когда двигатель заглушается, звуки сельской местности наполняют погреб и побуждают размышлениям. (К сожалению, музей и выставка закрыты из-за ограничений карантина).

Сейчас, когда мир замирает,  на смену обычной суете повседневной жизни приходит жуткая тишина, и мы обнаруживаем, что стоим перед вопросами жизни и смерти, смысла и отношений, жертвенности и ценностей, жизни в общине и самоизоляции.

Что это может значить для нас — нести крест в этот Великий Пост?

До следующей недели,

 

 




Добавить комментарий