Оборванные жизни

Март 23, 2020

Всего за несколько дней наши жизни, планы и мечты были прерваны на всех  уровнях — личном, национальном и мировом. Наш Европейский Форум в Загребе отменен (помимо всего прочего, там вчера произошло серьёзное землетрясение!). Формула-1, чемпионат Европы по футболу, глобальные саммиты, Brexit, возможно, даже Олимпийские игры… всё отменено или отложено. И мы задаемся вопросом: возможна ли жизнь без развлечений?

Через три недели Пасха, которая в  этом году будет такой, что её мы, вероятно, запомним на всю жизнь. Начиная с прошлой недели, никаких пасхальных песнопений, никаких обычных церковных богослужений, никаких семейных посиделок с бабушкой, дедушкой и внуками, никаких поисков пасхальных яиц, спрятанных в саду…

И всё же, возможно, наши нынешние сюрреалистичные обстоятельства могут приблизить нас как к истории Пасхи, которую мы празднуем, так и истории еврейской Пасхи, которая её предзнаменовывала. Любой, кто вырос на библейских историях, знает о десяти казнях, обрушившихся на Египет и порождавших повсюду страх и неуверенность. Одна моровая язва уничтожила весь скот, другое бедствие привело к смерти всех первенцев. Но ничто из этого не коснулось израильтян. Им велено было помазать перекладины и косяки дверей кровью жертвенного ягнёнка, чтобы ангел смерти прошёл мимо их жилищ.

Всё это очень близко к нынешней ситуации, поскольку каждый день мы слышим о растущем числе тех, кого не миновал ангел смерти. Страх и неуверенность приходят с осознанием того, что у нас, людей, не всё под контролем. Человеческая жизнь сама по себе очень хрупка,  учитывая невероятность огромного количества факторов, которые предельно точно отлажены, чтобы жизнь, такая, какой мы её знаем, была возможна.

 Перспектива

Христиане понимают Пасху как ожидание страдания, смерти и воскресения Иисуса как жертвенного агнца. Суть Пасхи в эпохальном обрыве жизни Иисуса и  масштабном вмешательстве в историю человечества. И в том, что Бог способен спасти и избавить.

Несмотря на вирус, Великий пост продолжается. И на фоне ежедневных новостей наши молитвы и размышления могут обрести новый смысл. Чтобы помочь этому, общегородская художественная выставка «Остановки Креста» в Девентере, о которой я писал на прошлой неделе, действует в сокращённом формате в пока ещё не закрытых зданиях церквей и коммерческих помещениях. Девентер, находящийся в часе езды поездом к востоку от Амстердама, имеет свою историю страданий, незащищённости и опустошений, равно как и возрождения, примирения и сострадания.

Веб-сайт позволяет нам, где бы мы ни находились, виртуально прикоснуться к  произведениям искусства, имеющим отношение к темам остановок креста, а также к нашему времени и истории города. Ведь многое в повествовании о живописном городе Девентер заставляет нас понять, насколько мы уязвимы. С тяжёлой историей, от набегов викингов до оккупации нацистами, этот старый ганзейский город напоминает нам о том, что несправедливость и войны – удел всех времён. Страдания неминуемы.

В этом году художественные экспозиции посвящены 75-й годовщине освобождения Девентера от нацистской оккупации, празднику, который очень потускнеет в силу пандемии, из-за которой также вынуждены были отменить национальный праздник «День короля». В то время как в средствах массовой информации часто встречаются сравнения с трудностями военного времени, размышления о второй остановке – «Иисус берет свой крест» — помогают восстановить перспективу.

Пластырь

Памятник «Оборванная жизнь» представляет собой камень клиновидной формы, расколотый посередине, и сам разлом имеет зигзагообразный контур молнии (см. фото). Созданный художником и поэтом Арно Крамером, памятник был назван так же, как и дневник Этти Хиллесум, молодой еврейки, которая умерла в Освенциме. На мемориале высечена цитата из дневника: «Хочется быть пластырем на стольких ранах».

На сайте можно прочитать историю Хиллесум. Родившись в мирской еврейской семье, она выросла в Девентере, но когда началась война, жила в Амстердаме. За год до смерти она написала в своём дневнике: «Страдание не умаляет человеческого достоинства». Она росла и укреплялась в вере, читала Библию и записывала диалог с Богом-Творцом в своём дневнике.

Хотя у неё был статус, дававший ей исключительное право свободно передвигаться, Этти решила вернуться в лагерь для интернированных лиц в Вестерборке, чтобы разделить судьбу семьи и других заключённых. Оттуда её депортировали в Освенцим. Её поспешно написанное сообщение, выброшенное из окна железнодорожного вагона, нашёл фермер. В нём говорилось:

Открыв Библию наугад, я нахожу следующее: «Господь — моя высокая башня». Я сижу в середине переполненного вагона на своём рюкзаке. Отец, мать и Миша в других вагонах. Депортация была довольно неожиданной. Покидая лагерь, мы пели.

Её жизнь оборвалась в Освенциме 30 ноября 1943 года. Ей было 29. Для Этти смысл жизни заключался в том, чтобы служить любой ценой, облегчать страдания везде, где это возможно, любить, делать добро и не отвечать ненавистью на ненависть.

До следующей недели,

 

 

 

 




Добавить комментарий