«Публичное богословие»?!

crowd scene, Damrak

23 октября, 2021

  «Кто-нибудь может объяснить мне, что такое публичное богословие?»

Этот вопрос был задан на недавнем национальном собрании церковных лидеров в Нидерландах известным писателем-евангеликом после того, как этот термин прозвучал со сцены. Моя жена, которая уже некоторое время живет с этим словосочетанием, была удивлена тем, что вопрос поступил от автора более сотни книг. 

Позже, когда она посоветовала хорошую книгу по этой теме, он ответил: «Я не читаю книг. Я их только пишу».

Честно говоря, публичное богословие – это термин, требующий объяснения. Мало кто говорит о нём за пределами академических и богословских кругов. Даже богословы не согласны с его определением. Некоторые утверждают, что всё богословие должно быть публичным, вносящим вклад в жизнь мира, решающим фундаментальный вопрос о том, что делает жизнь достойной того, чтобы жить. Юрген Мольтманн писал, что богословие, как богословие Божьего Царства, должно быть публичным богословием: «публичная, критическая и пророческая жалоба Богу – публичная, критическая и пророческая надежда на Бога».

Публичное богословие информирует верующих, когда они выходят за рамки личного ученичества и церковной жизни в общественную сферу бизнеса, образования, здравоохранения, журналистики, политики, правительства, международных отношений и вопросов экологии. Этой теме посвящена не одна книга, среди которых, например, «Faith in the public square» («Вера в обществе») Роуэна Уильямса  и «A public faith» («Публичная вера») Мирослава Вольфа.

Суть публичного богословия в ежедневной практике веры, с понедельника по воскресенье. Мой покойный отец называл  это верой «остальных ста часов»: отняв от общего количества часов в неделе (168) часы сна (56) и отведённые для церковной деятельности (12 – что очень много!), мы получаем 100 часов, в течение которых живём своей жизнью. Однажды, когда его бизнес оказался в затруднительном положении, он попросил совета у своего пастора, на что получил ответ: «Не спрашивайте меня. Я изучал только богословие». «Так что же хорошего в богословии, — подумал мой отец, — если оно не помогает тебе в повседневной жизни?» Он искал публичного богословия.

Поразительное отсутствие

Христианская традиция богословия, вдохновляющего на вовлечение в решение социально-политических вопросов, прослеживается на протяжении веков от отцов церкви до реформаторов и евангеликов-возрожденцев. Тем не менее, сегодня публичное богословие остается пренебрегаемой областью среди евангельских христиан. На протяжении большей части прошлого века евангеликализм был озабочен задачей защиты «исторической библейской веры» от «социального благовестия» теологического либерализма.

В книге «Issues facing Christians today» («Вопросы, стоящие перед христианами сегодня») Джон Стотт сетует на то, что «за полвека пренебрежения мы сильно отстали в этой области». Стотт был разработчиком новаторского Лозаннского Завета 1974 года, который утверждал как социальные, так и евангелистские аспекты благовестия. Стремясь исправить отношение к политике как к грязному делу, которого христиане должны избегать, он утверждал, что присутствие христианских «соли и света» необходимо во всех сферах жизни, разрушенных грехом.

В своей эпохальной книге Стотт вскользь упомянул о правительстве на местном и национальном уровнях. Однако, по иронии судьбы, ни в одном из четырёх изданий книги не затрагивалась тема Европы и европейской интеграции, та самая тема, которая в последнее время так сильно поляризует британское мнение.

Мое недавнее исследование взглядов евангельских христиан на европейскую интеграцию, проводимое для магистерской диссертации, выявило поразительное отсутствие участия евангеликов со времён Второй мировой войны. С другой стороны, католики и протестанты активно и конструктивно участвовали в процессе интеграции, иногда даже формируя повестку дня. (В течение следующих недель я планирую описать различные реакции европейских евангеликов на европейскую интеграцию и источники этих реакций).

Выводы

Я также изучил участие евангельских христиан в общественно-политической жизни современной Европы и убеждён, что публичное богословие действительно является пренебрегаемой областью среди евангеликов. Мое исследование сайтов 69 членов Европейского совета по теологическому образованию (The European Council of Theological Education) обнаружило только одну европейскую программу по публичному богословию или европейским исследованиям, которую ведёт старший научный сотрудник Центра Шумана Эверт Ван де Полл на Евангелическом теологическом факультете в Хеверли (Лёвен). 

На этой неделе меня пригласили поделиться европейской точкой зрения на Zoom-встрече с азиатскими, латиноамериканскими и африканскими богословами. Одним из моих собеседников оказался профессор Сандей Аганг, редактор недавно вышедшей книги «African Public Theology» («Африканское публичное богословие»), на которую я ссылаюсь в своей диссертации. Вдохновением для книги послужила «Agenda 2063»Программа на 2063 год») Африканского союза с подзаголовком «Африка, которую мы хотим». Когда я просматривал разные статьи учёных со всей Африки в своём торопливо заказанном экземпляре книги, я задумался о том, как будет выглядеть европейское публичное богословие. Какой мы хотим видеть Европу?.. какой её хочет видеть Бог?

Я пришёл к выводу, что нам срочно нужно европейское, евангеличесое, миссионерское, публичное богословие, которое формирует видение Европы, отражающее Божьи цели.

Присоединяйтесь к нам онлайн, ведь мы будем искать такое видение в течение следующих трёх вечеров по средам, изучая доклад Джима Мемори «Европа 2021» (Europe 2021). Напишите мне, и я пришлю ссылку.

До следующей недели,




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.