Духовное наследие демократии?

14 сентября, 2020

Должен ли пожар в лагере Мория, угроза Даунинг-стрит нарушить нормы международного права и протесты оппозиции в Беларуси и России волновать нас как христиан, рядовых и лидеров? Или эти вопросы только для политиков и экспертов?

Да, немногие из нас обладают опытом или средствами, чтобы действовать в коридорах власти. Но как верующие мы должны понимать, как наш статус  граждан «Царства Небесного» влияет на наше гражданство «на земле».

Христианство было неразрывно связано с политикой на протяжении 2000 лет. Библия использовалась для оправдания явно несправедливых режимов, как религиозных, так и мирских. Но она также источник концепции справедливого и свободного общества, которая вдохновила и обосновала политические инициативы, в числе которых благородные правления монархии, аристократии и демократии.

Вместе с  британским писателем Томом Холландом и индийским философом Вишалом Мангалвади я надеялся исследовать роль христианства в развитии современной демократии в нашем сентябрьском выпуске «Шуманских бесед». Том был первым гостем «бесед» три месяца назад. Тогда он представил нам  свое удивительное открытие: христианство действительно было большой идейной концепцией, сформировавшей западный мир. «Если мы рыба в аквариуме, то вода, в которой мы плаваем, — христианство», — это высказывание я слышал от Тома не единожды.

Преувеличение? 

Поэтому я ожидал, что он признает влияние христианства на возникновение демократии, когда его попросят прокомментировать утверждения Робера Шумана о том, что «демократия обязана своим существованием христианству»; что «демократия по сути своей евангелическая, поскольку ее движущей силой является любовь»; и что «демократия будет христианской или ее не будет вообще; антихристианская демократия была бы пародией демократии, утонувшей в тирании или анархии».

Вместо этого Том сказал, что, по его мнению, Шуман преувеличивает. По его словам, очевидно, что демократия пришла от греков. Хотя идея о том, что каждый должен иметь право голоса, действительно возникла из христианских принципов, было ошибкой думать, что эта политическая программа была тем, чему учило христианство. Христианство поддерживало и другие формы правления.

Вишал после того первого выступления в прямом эфире в Facebook ответил утверждением: «Шуман прав; Том ошибается».

Это привело к диалогу между Томом и Вишалом на прошлой неделе, который я надеялся свести к общему знаменателю. Однако то, на чем мы закончили, было далеко от взаимопонимания.

На мой взгляд, мы упустили из виду изучение влияний, формировавших демократию на протяжении веков не только как систему правления, но как концепцию справедливого и процветающего общества. Хотя древние Афины на короткое время стали первооткрывателями системы, называемой «демократией», в которой мужчинам-владельцам собственности была предоставлена коллективная политическая власть, непрерывного развития этой идеи, ведущей к современной демократии, не было.

Однако духовное наследие демократии как концепции справедливого общества по-настоящему равных и свободных граждан, в котором преобладает  социальная ответственность, а не личный интерес, и перекрыта пропасть между богатыми и бедными, происходит не из Афин, а от древних пророков Израиля и их мессианской надежды на господство Божьего shalom  (мира). Равенство, достоинство и святость жизни, а, значит, и права человека могут проистекать только из понимания того, что всякое человеческое существо, включая каждого беженца в Мории, создано по образу триединого Бога, imago Dei.

Прото-демократическое

Это откровение продолжилось вплоть до Нового Завета, когда Иисус провозгласил то же царство shalom, а Павел  — что во Христе нет ни иудеев, ни язычников, ни мужчин, ни женщин … Койнония, как образ жизни ранней церкви, была олицетворением равенства, достоинства и взаимной ответственности, как и новые монашеские общины, возникшие в ответ на компромисс константинианской церкви с ее иерархией, властью и богатством.

Католические прото-демократические принципы были признаны в практике бенедиктинцев и доминиканцев, а также в концилиаризме, делающем акцент на  народное представительство и управление с согласия народа. Некоторые даже считают иезуитов контрреформации, Суареса и Белламина в том числе, «основателями современной демократической мысли».

В 1384 году Джон Уиклифф написал в предисловии к своему переводу Библии на английский фразу, которую, как известно, много веков спустя подхватил Авраам Линкольн:

«Библия – для правления народа, народом и для народа».

Переход этих прото-демократических идей из средневековья к современности прослеживался у Лютера, Цвингли, Кальвина, Нокса, анабаптистов, гугенотов, квакеров, пуритан и многих других вплоть до эпохи  Просвещения, когда концепция свободы, равенства и братства была отсечена от своих богословских корней *.


* Три выдающихся писателя, исследовавших зарождение современной демократии с древних времен до средних веков и эпохи Возрождения: французский католический философ Жак Маритен, чья книга «Христианство и демократия» (1944) оказала влияние на мышление Шумана; американский теолог-реформатор Рейнхольд Нибур также в 1944 году написал накануне победы союзников книгу «Дети света и дети тьмы»; южноафриканский профессор Джон де Груши, который в своей книге 1995 года, также озаглавленной «Христианство и демократия», назвал  церкви Восточной Германии и Южной Африки  1990-х годов «повивальными бабками» демократии.


Богословские основы справедливого, демократического порядка, базирующегося на стремлении к общему благу, крайне необходимы сегодня, поскольку либеральная концепция индивидуалистических интересов оказалась недостаточной. Необходимо восстановить богатое духовное наследие демократии, прежде чем оно еще больше погрузится в анархию и тиранию.

До следующей недели, 




Добавить комментарий