Евро-туннельное видение

Январь 20, 2020

На выходных я смотрел документальный фильм об Ирландии, в котором экономист из Дублина делился своим мнением  о брексите.  «Мы, ирландцы, всегда были аутсайдерами, — сказал он, — потому нам легче сочувствовать другим. Мы всегда страдали из-за комплекса неполноценности».

Однако англичане привыкли быть хозяевами положения, продолжал он, как завоеватели, империалисты и колониальные правители. У них всегда был комплекс превосходства. Вот почему им трудно быть частью Европейского Союза, быть одной из многих других стран, и вот почему они думали, что могут действовать в одиночку. Но они не поняли, насколько изменился мир.

Это комментарий, которого мы можем ожидать от ирландского экономиста.

Однако меня поразило то, что он мог описать отношение европейцев к миру. Нам, европейцам, трудно увидеть перестановку сил в нашем быстро меняющемся мире. Европейцы всегда чувствовали себя в центре мировых событий, экспортируя культуру и промышленные разработки в мировом масштабе, показывая другим странам, как руководить государством, создавать верховенство закона и производить качественные товары (не говоря уже о том, как начинать революции и мировые войны…).

Даже с перестановкой сил в мире, когда после Второй мировой войны мировой державой стало государство по другую сторону Атлантики, Европа по-прежнему оставалась театром военных действий, где разворачивались события холодной войны и произошло ее драматическое окончание.

 «Вера — это Европа»

С точки зрения христианского мира Европа всегда была резиденцией римско-католической церкви, возглавляемой Папами-европейцами, начиная с восьмого века. Даже нынешний понтифик, широко известный как первый епископ Рима, который не является европейцем, — сын итальянских эмигрантов. Как часто говорилось, что «Европа была христианским миром, а христианский мир  Европой»?! Или, как сказал писатель  Хилэр Беллок, «Вера — это Европа, а Европа — это вера».

Европа была театром Реформации (не говоря уже о последующих религиозных войнах). Логично было провести Всемирную миссионерскую конференцию 1910 года в Европе, в Эдинбурге, если быть точным. В той конференции приняли участие 1200 делегатов из Северной Америки и Северной Европы, и только 18 представителей не-западных государств. Вероятно, было также логично провести учредительное собрание Всемирного совета церквей в Амстердаме в 1948 году.

И хотя христианская вера никогда не была изначально европейской, за период времени, равный продолжительности моей жизни, все изменилось. Центр тяжести мирового христианства сместился. То, что началось в Иерусалиме и быстро переместилось в Антиохию, Афины и Рим, не только пересекло Атлантику, но и распространилось теперь на Южное и Восточное полушария: в Латинскую Америку, Африку и Азию, где оно стремительно растет.

Масштабы происходящего в значительной степени скрыты от тех из нас, кто живет в постхристианской культуре. Мы страдаем от того, что можно назвать Евро-туннельным видением. Наши новости Евро-центричны, если не сосредоточены на нашей собственной нации или медиа-личностях. Поглощенные уменьшающимися показателями участия церкви, мы были слишком заняты своими собственными проблемами «усадки», чтобы заметить, что вера — это теперь Африка, Азия и Латинская Америка.

Ошеломляющие цифры

Нигде в Европе нет богослужений таких масштабов, как например, в Церкви Полного Евангелия Ёыйдо в Сеуле (Корея), пастором которой является Дэвид Йонги Чо, с количеством членов церкви, превышающим население Амстердама! Я сам был ошеломлен количеством прихожан, быстро заполняющих огромную аудиторию, подобно хорошо воспитанным футбольным фанатам, после того, как разошлось предыдущее собрание; лишь одно из многих повторных богослужений, проводимых  каждые выходные.

Католический харизматический лидер Ральф Мартин, с которым я впервые встретился в 1975 году, два десятилетия назад утверждал, что за всю историю человечества никакое другое неполитическое, невоенное, добровольное движение не росло так быстро, как пятидесятническое харизматическое движение за последние 25 лет. Согласно подсчетам кардинала Каспера, бывшего главы Папского совета по содействию христианскому единству, уже десять лет назад в мире насчитывалось около 600 миллионов христиан-пятидесятников и харизматов, более четверти всех христиан в мире и больше, чем все население ЕС.

Самый неожиданный и поразительный количественный рост христиан произошел в Африке: за 50 лет число христиан выросло в четыре раза и достигло 600 миллионов, удвоившись за последние два десятилетия! Большей частью этот рост происходит в церквях коренных народов, однако даже церкви англиканской общины в Африке насчитывают на несколько миллионов больше членов, чем все их сестринские церкви в Великобритании, Европе и Соединенных Штатах. Нигерия может похвастаться несколькими церковными залами, которые вмещают от 40 000 до 500 000 человек!

К 2050 году Нигерия по количеству населения обойдет США; к 2100 году она станет третьей в мире после Индии и Китая, и в ней будет больше христиан (и мусульман), чем в любой другой стране мира.

Все это говорит о том, что мы, европейцы, должны противостоять нашим укоренившимся взглядам на превосходство, вырваться из нашего Евро-туннельного видения и быть готовыми учиться у растущих не-западных церквей.

До следующей недели,

 

 




Добавить комментарий