Повод праздновать

5 октября, 2020

Недавняя госпитализация 74-летнего американца, подхватившего коронавирус, затмила 30-летие празднования одного из самых успешных геополитических экспериментов всех времен: воссоединения Германии. 

Последние три десятилетия истории Германии, вероятно, были самыми процветающими, продуктивными и гармоничными со времен Карла Великого, в начале того, что Артур Мёллер ван ден Брук назвал Первым Рейхом, Священной Римской Империей, в 800–1806 г.г. В его книге 1923 года «Das Dritte Reich» появилось выражение Третий Рейх, которое нацисты употребляли для обозначения идеализированного государства, включающего все немецкие народы, чтобы узаконить свое правление в качестве государства-преемника Первого Рейха и так называемого Второго Рейха, Германской империи 1871 -1918 годов.

Замечательные и непредвиденные события, такие как Европейский пикник и Лейпцигское чудо, привели непосредственно к стихийному падению Берлинской стены 9 ноября 1989 года и присоединению Германской Демократической Республики к Федеративной Республике Германии, что привело к созданию единой Германии 3 октября 1990 г. Это были важные «моменты благодати» во все еще разворачивающейся европейской истории. 

В тот день федеральный президент Рихард фон Вайцзеккер заявил: «Настал день, когда впервые в истории вся Германия обрела прочное место в кругу западных демократических государств».

Тридцать лет спустя воссоединение Германии признано выдающимся успехом. Согласно опросу Pew Research, проведенному в прошлом месяце, объединенная Германия приобрела стабильное, умеренное и разумное влияние как в Европе, так и во всем мире, во главе с самым надежным лидером в мире (76% по сравнению с 16% пациента с COVID). 

Лучшая Германия

Нынешний президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер сказал своим соотечественникам на официальных торжествах в Потсдаме под Берлином в субботу: «Сегодня мы живем в лучшей Германии из когда-либо существовавших».

За что все европейцы должны благодарить Бога. Благополучие Германии, находящейся в центре континента, граничащей с девятью другими странами (и имеющей морские границы со Швецией и Великобританией), несомненно, является благополучием Европы.

Однако все могло бы быть совсем иначе, если бы Мэгги Тэтчер добилась своего тридцать лет назад. Германского единства никогда бы не произошло. Она изо всех сил боролась с Германией, ставшей самой большой страной в Европейском сообществе с ее теперь 80-миллионным населением, значительно превзойдя населения Франции, Великобритании и Италии. В конце 1989 года она жаловалась в Страсбурге: «Мы дважды победили немцев, но они вернулись!»

 «Дважды укушенный в три раза бдительней» — вот какую обеспокоенность  разделяли Тэтчер, президент Франции Франсуа Миттеран и итальянский политик Джулио Андреотти. Последний язвительно заметил, что так сильно любит Германию, что хотел бы, чтобы их было две.

Тэтчер сказала советскому лидеру Михаилу Горбачеву, что Великобритания и Западная Европа не заинтересованы в объединении Германии. Со своей стороны, Горбачев был заинтересован, надеясь на безъядерное буферное государство. Немецкие лидеры хотели действовать быстро, пока он не передумал или не был отстранен от власти. Его министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе посоветовал восточным немцам не медлить — мудрый совет, который они реализовали менее чем через год, когда советская старая гвардия устроила переворот против Горбачева.

Президент Джордж Буш присоединился к своему советскому коллеге, игнорируя опасения Тэтчер и поддерживая шаги Гельмута Коля к германскому единству, ручаясь за  их кульминацию 3 октября. 

Беспокоясь обо всех

Субботние празднования в Потсдаме прошли относительно спокойно из-за ограничений, связанных с COVID-19. Тем не менее, президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер сказал своим соотечественникам, что они могут гордиться свободной и демократической страной, которую они построили за 30 лет после воссоединения, «достижение, которое не может отменить даже пандемия». Он особо отдал должное тем, кто возглавил мирную революцию и проложил путь к воссоединению.

Ирония и трагедия состоят в том, что любимое Соединенное Королевство Тэтчер и когда-то всемогущие Соединенные Штаты Буша сегодня опасно разобщены и поляризованы. Есть опасения, что нестабильность и непоследовательность в западном мире скорее будут исходить от этих в прошлом бастионов демократии и цивилизованности, чем от их бывшего врага.

Немцы также понимают, что будущее Европы — это их будущее. Хотя мы можем представить ЕС без Великобритании, он не мог бы существовать без Германии.

Однако будущее как Германии, так и ЕС не имеет гарантий без восстановления трансатлантических отношений доверия и сотрудничества, которым угрожают разговоры Белого дома о выходе США из НАТО.

Вот почему возможное переизбрание в следующем месяце пациента с коронавирусом огорчает всех европейцев.

Пусть история сегодняшней Германии воодушевляет нас, когда мы молимся о том, чтобы Царство Божье пришло и было на земле — в Европе и Америке — как на небе, и о правительствах, которые будут содействовать распространению  истины, любви и справедливости.

pastedGraphic.png

P.S. Пятница, 9 октября, — годовщина Лейпцигского чуда. В 18:00 во время «Шуманских бесед»( Schuman Talk) этого месяца я буду вести разговор с двумя женщинами из восточной Германии о событиях в Лейпциге и их влиянии на воссоединение. Мои гостьи — Сьюз Хмелл из Бад-Бланкенбурга и Кристин Либеркнехт, бывший премьер-министр и президент Тюрингии (2009-2014) и член  национального комитета по празднованию воссоединения. Присоединяйтесь к нам!

До следующей недели,




Добавить комментарий