Еще раз о Кёйпере

Еще раз о Кёйпере

14 декабря, 2020

На исходе 2020-й, год столетия смерти Кёйпера, и пришло время провести заключительный анализ убеждений этого человека.

Только сейчас в голландских магазинах появился журнал, посвящённый этой дате, вышедший под редакцией Джорджа Харинка из Свободного университета, специалиста по Кёйперу. Издание содержит статьи, написанные известными голландскими политиками, учёными и общественными деятелями, читая которые, я вспомнил историю о слоне и слепых, каждый из которых имел собственные впечатления и выводы, но упускал общую картину.

Некоторые до сих пор обвиняют Кёйпера в расколе Голландской реформатской церкви (NHK), произошедшем 1886 году и вызвавшем так называемое движение Doleantie («скорбящих»), в результате которого возникла Gereformeerde Kerken, буквально – реформированная Реформатская церковь Нидерландов, независимые, демократически управляемые общины. Начавшись как попытка реформировать национальную церковь и спасти её от влияния модернизма и унизительных традиций аристократии, всё закончилось тем, что Кёйпер и 80 других служителей и церковных старейшин были исключены из NHK и им было запрещено использовать церковные здания. И хотя два течения недавно воссоединились вместе с лютеранской церковью, чтобы сформировать Протестантскую церковь Нидерландов (PKN), для некоторых Кёйпер остается главным виновником.

Другие видят в расистских взглядах Кёйпера и его суверенитете сфер корни апартеида. В одном из параграфов своих «Каменных лекций», который шокирует современного читателя и показывает, что Кёйпер был сыном своего времени, он говорил о том, что предпочёл бы быть представителем арийской расы, чем, например, готтентотом или кафром (последнее слово сейчас такое же оскорбительное, как «черномазый», особенно в Южной Африке). Тем не менее, хотя идея суверенитета сфер использовалась некоторыми, претендовавшими на наследие Кёйпера, сам Кёйпер никогда не рассматривал расу как сферу – это разные мировоззрения, в рамках которых общество должно развивать образ жизни и институты, а не этническую принадлежность. Его дополнительной концепцией была универсальность сфер, в соответствии с которой проявления различных мировоззрений должны работать вместе на общее благо, а не в отдельных «пузырях».

«Непостижимый»

Третьи возмущаются тем, что Кёйпер подавил забастовку железнодорожников, когда был премьер-министром, что явно противоречило его защите kleine luyden, маленьких людей. Карикатура социалистов изображает Кёйпера душащим и пригибающим к земле железнодорожника, и этот образ всё ещё стоит перед глазами у тех, кто с готовностью обвиняет Кёйпера в лицемерии.

В статье Йохана Снеля, автора вышедшей недавно биографии «De zeven levens of Abraham Kuyper» («Семь жизнейАбрахама Кёйпера»), у которого я брал интервью (на голландском языке), Кёйпер показан как «непостижимый», сложный и практически неисчерпаемый источник новых идей. Он полагает, что слишком многие из его соотечественников соглашаются с карикатурой на этого человека, не заботясь о том, чтобы понять, чему этот титан прошлого всё ещё может нас научить.

Наибольший отклик вызвало во мне интервью с профессором колледжа Уитон, экспертом по Кёйперу, афроамериканцем Винсентом Бакоте. Он описал своё открытие Кёйперовского богословия культуры и общественной деятельности, которое сделал ещё студентом магистратуры, как «глоток столь необходимого воздуха». Его беспокоило отсутствие богословских аргументов в пользу участия христиан в общественной жизни. Труд Кёйпера о работе Духа в творении побуждает к ответственному участию во всех сферах жизни и деятельности, от политики до культуры и экологической этики. Он учит образу жизни, который не только поощряет, но даже требует участия общественности. В итоге Бакоте написал книгу об освоении наследия Кёйпера «The Spirit in public theology» («Дух в общественном богословии»).

Пляж

Открытие Бакоте напомнило мне о том, как я впервые услышал о Кёйпере 48 лет назад от своего друга-врача. Мы тогда сидели на пляже в Новой Зеландии, и он слушал о моих попытках связать свои исследования с верой и понять, как Бог действует в жизни человека. Это положило начало путешествию открытий, которое длится всю жизнь, до нашего нынешнего проживания на той же улице, где стоит дом, в котором в течение 20 лет жил в своё время Кёйпер. О влиянии Кёйпера на мою жизнь и служение я рассказывал в своём недавнем интервью Look Up.

Сейчас, когда вы читаете это «Еженедельное слово», мы с Ромкье находимся в Новой Зеландии – там, где это путешествие началось. Мы приехали сюда с семейным визитом, к моей матери, которой скоро исполнится 98 лет. Находясь здесь, я буду работать над диссертацией, исследуя евангельские взгляды на Европейский Союз и их источники. И опять Кёйпер будет моим проводником и наставником как отец общественного богословия и христианского мировоззрения.

На следующей неделе, перед месячным перерывом, на который «Еженедельное слово» уйдёт в январе, я расскажу о том, как мы прошли первую из двух недель карантина.

До следующей недели,




Добавить комментарий