Нулевой год

1 мая, 2021

На этой неделе европейские страны будут по-разному отмечать окончание Второй мировой войны.

Нидерланды, например, во вторник, 4 мая, проведут по всей стране торжественные церемонии в память о погибших. В Амстердаме король и королева – без обычной толпы зрителей – возложат венки к Национальному мемориалу на площади Дам, что напротив дворца. На следующий день голландцы празднуют освобождение, принесенное канадскими, американскими, польскими и британскими войсками, и ввиду текущих ограничений из-за Covid, этот день будет отпразднован более чем скромно. 

Латышам, литовцам и эстонцам нечего праздновать 8 мая, ведь в 1945 году одного оккупанта просто заменили другим. Они в напряжении ждут шумных празднований, которые проходят на следующий день, когда этнические русские проезжают по улицам, трубя в рожки и размахивая российскими флагами.

Образы солдат-победителей, раздающих конфеты, сигареты и поцелуи, остаются в нашем воображении (по крайней мере, в Западной Европе) как рисующие конец войны и начало блаженного мира. Однако в действительности все было иначе.

Эйфория вскоре уступила место ужасным последствиям жестокости и изнасилований, предательства и неверности, отвержения и обмана. Горечь и месть все еще царили во многих сердцах. Как писал в конце 1945 года один солдат, «кровавые бои закончились, но настоящая битва за жизнь только началась».

Старый мир был разрушен. Новый еще предстояло построить. Это был нулевой год.

Бронзовые боги

Ян Бурума написал историю 1945 года под названием «Year Zero» («Нулевой год»). Опираясь на сотни рассказов очевидцев и личных свидетельств, он раскрывает ужасающие условия, в которых миллионы дезориентированных европейцев на востоке и западе продолжали жить в отчаянии, страхе, голоде и лишениях. 

Его отрезвляющие описания помогают нам увидеть наши нынешние лишения совершенно в ином свете.

Помимо того, что moffenhoeren (шлюхи – нид.), женщин, обвиняемых в «горизонтальном сотрудничестве» с нацистами, раздели догола, остригли, покрыли смолой, облепили перьями и провели по улицам,  те, кто сотрудничал с союзниками — освободителями,  казавшимися им бронзовыми богами в своей новой униформе, подвергались аналогичному обращению со стороны голландской молодежи, которая чувствовала себя отвергнутой и униженной после многих лет пребывания в бегах или принудительного труда на немецких фабриках и заводах.

В популярной послевоенной песне пелось:

Не одна «голландская девушка» променяла свою честь

На пачку сигарет и плитку шоколада … 

Ни один голландский парень не посмотрит на тебя снова 

Ведь ты бросила его на холоде …

На большей части Европы жили миллионы одиноких солдат в течение более чем сорока долгих лет. Уровень венерических заболеваний резко возрос в послевоенном хаосе, ведь медицинских учреждений не хватало, а санитарно-гигиенические условия были ужасными. В Берлине девушки и женщины, которых называли  ruinenmäuschen, «руинные мыши», жили, скрываясь в  завалах, продавая себя солдатам за деньги, еду и сигареты.

В последнюю зиму войны голландцы страдали от голода.  Церковь Zuiderkerk, которая находится недалеко от того места, где я сейчас пишу эти строчки, превратилась в мавзолей с грудами тел, которые невозможно было похоронить в мерзлой земле. По всему континенту и даже в победившей Британии голод и холод преследовали население. Спустя долгое время после Дня Победы многие британцы по-прежнему спали на станциях лондонского метро, испытывая недостаток еды и тепла. Один приезжий описал Милан как «кусочек ада; обескровленных, истощенных людей, одетых в лохмотья, которые хоть как-то могли защитить их от холода». Другой описал жителей Будапешта как «скелетов, похожих на найденные в книгах по анатомии рисунки строения человеческого тела, без какой-либо плоти и жира».

Смятение и стыд

Месть была человеческой, но разрушительной реальностью этих послевоенных месяцев. Вступающие в Германию солдаты Красной Армии читали на дорожных указателях написанные на русском слова: «Солдат, ты в Германии, отомсти гитлеровцам». Приказ маршала Жукова гласил: «Горе стране убийц. Мы отомстим за все». Советским войскам было разрешено насиловать немецких женщин на глазах кастрированных бывших воинов «высшей расы», как выразился Бурума, отвечая на унижение унижением.

Массовые изгнания и перемещения населения после решений Большой тройки в Ялте в феврале 1945 года обернулись дальнейшими страданиями для миллионов: немцев, покинувших Силезию в Польше или Судетскую область в Чехословакии, поляков, словенцев, хорватов, сербов, русских, украинцев, белорусов и многих других этнических групп. Выжившие евреи, возвращавшиеся домой, оказались причиной неожиданного смятения и стыда, особенно у тех, кто завладел их домами и имуществом. Точно так же возвращающиеся военнопленные и те, кто был вывезен на тяжелые работы в Германию, столкнулись с отвержением и позором.

Добавьте ко всему этому страх перед растущей агрессией Сталина, и станет ясно, что послевоенная Европа страдала от тяжелого посттравматического стрессового расстройства. На каком фундаменте можно построить новую Европу? Как можно восстановить демократию и верховенство закона?

Поддержка Америки посредством таких инициатив, как план Маршалла, ООН и НАТО, была жизненно важной, но недостаточной. Необходимы были прощение и примирение между европейцами, особенно между немцами и французами.

Это сюжет следующей недели.

P.S. Не пропустите:

В интервью для Look Up Centre Ромкье расскажет о том, чему она научилась, работая с Корри тен Боом; https://www.eventbrite.nl/e/corrie-ten-boom-and-me-tickets-152090836787 или YouTube: https://youtu.be/Y4A65zTS8oQ 

До следующей недели,




Добавить комментарий