Отстаивая место Бога в Брюсселе?

12 июня, 2021

Многие христиане задаются вопросом, желанен ли все еще Бог в Брюсселе.

В конце концов, разве не изгнан Он из Лиссабонского договора? Разве ЕС не продвигает так называемые «европейские ценности», противоречащие христианству? Разве не правда, что ЕС «не дает места Богу»? Разве христиане не должны дистанцироваться от «все более светского» проекта? Какое вообще отношение Евангелие имеет к политике?

Джулия, Кристель и Ари, трое моих героев, которые последние 28 лет вместе работали в Брюсселе, сомневаются, что отступление когда-либо будет правильным ответом. Они утверждают, что благая весть Божья приносит свет в самые темные уголки.

Как последовательные представители Европейского евангелического альянса (ЕЕА), они были в Брюсселе голосом евангельских христиан Европы, которых сейчас насчитывается 23 миллиона. А это много. Больше, чем все население Нидерландов, или половина населения Испании.

На «Шуманских беседах» этого месяца мы говорили об их работе, мониторинге процесса принятия решений и политических тенденциях в самом сердце европейских институтов. В 1991 году Джулия Доксат-Персер, молодой стажер, работающая в экуменическом агентстве, подавала напитки на собрании, где президент Европейской комиссии Жак Делор – набожный католик – умолял представителей церкви помочь Европе обрести душу. «Я имею в виду духовность и смысл», – пояснил он.

Джулия была обеспокоена тем, что в то время как многие религии и идеологии активно лоббировали свои интересы в Брюсселе, евангельские христиане там отсутствовали. Поэтому она начала молиться, чтобы «появились евангелики», как она выразилась. «Следующее, что произошло, – сказала она мне, – это появился ты».

Чисто выметенный дом

Потому что в 1991 году я с моей командой лидеров МсМ Европы встретился с официальным лицом ЕС в Брюсселе, чтобы узнать о Европейском сообществе. Я понял, что лидерам-евангеликам необходимо услышать то, что только что услышали мы: как восстановление послевоенной Европы началось с захватывающей истории христианского прощения и примирения, где ключевыми фигурами были Робер Шуман и Конрад Аденауэр. «Почему мы не слышали эту историю раньше?» – спрашивал я себя тогда.

Мой коллега по МсМ в Брюсселе Жан-Пит знал как раз человека, который поможет организовать консультативное совещание. Это была Джулия. Итак, в 1992 году при ее поддержке около пятидесяти лидеров собрались в Брюсселе на «Europa92», чтобы обсудить ответственность христиан за будущее Европы. Сэр Фред Катервуд (Sir Fred Catherwood), вице-президент Европейского парламента и ведущий голос британских евангеликов, сказал собравшимся, что за последние пятьдесят лет Европа была очищена от фашизма и коммунизма. Христиане несут ответственность за то, чтобы не осталось духовного вакуума для возвращения семи худших демонов.

В ответ на этот вызов в Брюсселе был открыт общественно-политический офис ЕЕА, в котором Джулия работала в течение следующих двенадцати лет. Это не означало, что ЕЕА был проевропейским. Его члены придерживаются самых разных взглядов. По словам Джулии, нравится вам ЕС или нет, это политический институт, который влияет на все государства-члены. Она отмечает, что инициатива Делора по встрече с представителями церкви теперь закреплена в статье 17 Лиссабонского договора (той, которая оставила Бога в стороне) и гарантирует «открытый, прозрачный и регулярный диалог между институтами ЕС и церквями, религиозными объединениями, философскими и неконфессиональными организациями».

Всемирный день беженцев

«Мы стараемся поощрять ЕС, когда он творит добро. Мы призываем их делать больше в некоторых областях, например, в сфере свободы вероисповедания. Иногда мы пытаемся остановить плохое. Мы вмешались в принятие в основном хорошей новой директивы по вопросам занятости, направленной на борьбу с дискриминацией на рабочем месте. Но для церквей требовалось исключение – чтобы назначенные пасторы действительно были верующими. Это исключение было принято после долгого лоббирования от нашего имени», – рассказала Джулия.

В 2006 году Кристель Нгнамби взял на себя задачу Джулии по поощрению евангеликов как граждан Европы высказаться на демократических дискуссиях в Брюсселе по многим вопросам: миграции, бедности, окружающей среде и свободе религии или вероисповеданий для всех. Кристель, чтобы противостоять тенденции исключения религии из общественной жизни, решительно лоббировал Всемирную хартию совести (Global Charter of Conscience), широко принятый документ, который открыл для него множество дверей и возможностей поговорить с официальными лицами о вере. Работая с другими христианскими и мирскими организациями, он помог создать EPRID, Европейскую платформу по вопросам религиозной нетерпимости и дискриминации.

Ари де Патер, сменив Кристеля в 2017 году, сразу же погрузился в работу в нескольких проектах, включая борьбу с торговлей людьми и решение вопросов миграции. В настоящее время он занимается вопросами свободы религии и вероисповедания в Алжире и Турции, а также назначением специального посланника ЕС по вопросам свободы религии и вероисповедания.

Сейчас Ари также готовится к Всемирному дню беженцев (World Refugee Sunday), 20 или 27 июня, привлекая внимание к 80 миллионам перемещенных лиц во всем мире. В рамках темы «Объятия» Всемирный день беженцев в этом году посвящен христианскому призыву принимать отверженных, точно так же, как принимал их Иисус. Ари активно лоббирует в коридорах ЕС политику милосердия от имени многих, томящихся в лагерях на границах Европы.

Снимаю шляпу перед вами, Джулия, Кристель и Ари за то, что «отстаиваете место Бога» в Брюсселе!

Здесь вы сможете получить информацию. Возможен зачет для получения степени.

До следующей недели,




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.